Живаго – это Жизнь

Живаго – это Жизнь

Б.Л. Пастернак «Доктор Живаго»

Роман «Доктор Живаго» можно назвать историческим, но это будет неправда. Он очень точно рассказывает о реальных событиях переломных лет начала ХХ века в истории России. Но, главное, он о том, что происходило всегда и происходит сейчас, о перекликанье времен, о повторениях в судьбах людей, о том, что наши чувства и мысли, наши поступки и есть наш суд, здесь, на Земле, — может быть, сейчас или через 20 лет, а, может быть, через 70 лет, или через 100 лет, но будут и «следствия поступков», и «последствия последствий». Он о тех, кто живет любовью, чей дух свободен и кто не нуждается в освобождении.
Б.Л. Пастернак был подавлен поездкой на Урал в 1932-м году, где увидел то, что натворила коллективизация. В эти годы была перевернута его личная жизнь, прошлое Зинаиды Нейгауз причиняло страдание Б. Пастернаку. Его раздавило путешествие в Лондон, на антифашистский конгресс, через Берлин, через горящий ад сердец и усыпление душ, где он совсем заболел и писал потом, что это было «зачаточное безумие». После этих лет — отчаяния, с одной стороны, и страстной любви, с другой стороны, — он задумал роман «Доктор Живаго» и искал в нем объяснение того, что случилось в 1910-1920-х годах, и где были причины этих событий. Он был очень честный и глубокий человек, поэтому он не мог остановиться на каком-нибудь типичном «штампе».
Даже сейчас, с высоты прошедших 100 лет, революцию объясняют так:
« это все пролетарии и их еврейские вожди», или « это предательство, за немецкие деньги сделанное», или « это оттого, что страна истощила силы в войне 1914-1918г.г.». Он не мог остановиться даже на таком объяснении, как: « корень зла лежит в сердце и в душе каждого человека». Да, действительно, каждый человек пожелал тогда в сиюминутных и своекорыстных целях своей «справедливости», как например, Савва Морозов пожелал дружить с революционерами, или Максим Горький пожелал тем, кто на «дне», справедливо выровняться, или крестьянин в деревне пожелал дешевого металла на подковы лошадям и на орудия из лавочки своего соседа-лавочника, — позавидовал ему. В душах людей произошел надлом, зависть, злоба делали свое дело исподволь и заставляли слушать яд пропаганды. И такое объяснение, «штамп», не объясняло ничего. Потому что, правда, были основания возмущаться, были рысаки и Тверские-Ямские, были хамство и надменность по отношению к рабочим и прислуге. А раз были несправедливо обиженные, были основания возмущаться, то будет и «суд» за это в виде войн, революций, голода, тифа… И Б.Л. Пастернак именно на эти вопросы ищет ответа: почему человек не может вырваться из замкнутого круга – из круга порока? Почему человек порочен, несовершенен? Чем закрыть эту наготу, этот изъян души, ее щербины? Где почерпнуть любовь, истину? И Б.Л. Пастернак дает ответ образами Юрия Андреевича, Ларисы Федоровны, Тани и дает ответ самим романом, и самим языком, которым он его написал. И своими стихами. Каким бы ни было у меня настроение перед чтением этих отрывков, когда я читала, мой дух вылечивался, я выздоравливала.
Я мечтаю о том, чтобы был создан, наконец, художественный фильм «Доктор Живаго», такой, чтобы наиболее полно отразил замысел Б.Л. Пастернака. Мне очень хотелось озвучить роман «Доктор Живаго». Когда я попыталась вначале выбрать материал, который высветил бы облик Юрия Андреевича Живаго, у меня это не получилось. Тогда я стала слушать музыку Антонио Вивальди в исполнении Елизаветы Гилельс, Павла Когана, Леонида Когана, Дмитрия Когана. «Времена года» в их исполнении соответствовали внутреннему состоянию Юрия Андреевича, поэтому я включила музыкальные отрывки из «Зимы» и «Весны» «Финал» в 1-ю часть отрывков, посвященных Юрию Андреевичу Живаго. Когда-нибудь создадут такой фильм. Роль Юрия Живаго в нем будет подвластна исполнителю, который будет обладать талантом и чуткостью как у Дмитрия Когана.
Почему я не могу представить себе, каким был Юрий Живаго? В романе есть его описание: курносый нос, улыбка во все лицо. Когда я озвучивала его в диалогах с другими героями книги, его образ для меня становился более видимым. Я думаю, что если из этих диалогов вырезать только то, что говорил Юрий Андреевич, то может получиться его портрет. Лица у людей бывают изменчивы. О лице Лермонтова это хорошо известно. Юрий Андреевич Живаго был мягким, внимательным человеком, никого не ломал духовно, а обогащал. В отличие от Ливерия, Погоревших, Антипова, которые в своем напоре на человека такие неотклонимые. Лицо человека, одержимого борьбой, всегда четко очерчено, черты резкие, запоминающиеся. А лицо человека духовно богатого, постоянно находящегося в раздумьях, очень изменчиво. Какое оно, зависит от того, с кем этот человек разговаривает, о чем говорит или о чем думает. Лицо доктора Живаго, мне кажется, как капля воды, что происходит, то на нем и отражается.
Все в мире подсказывает нам, что жизнь бесконечна. Происходит смена времен года, чередуются день и ночь, все движется, идет по кругу, засыпает и просыпается, сбрасывает листья, укрывается снегом и снова дает листья и новую жизнь.
Но с каждым поколением, как с каждым годом, исподволь, появляется что-то новое, чего раньше не было.
В романе охвачен период времени с 1900(1902) года по 1943(1953) год. Перед нами три поколения Живаго.


Отец Юрия Андреевича, Андрей Живаго, был судим своей судьбой и дошел до самоубийства. Говорят: «Судьба – это характер». Жизнь такая яркая, живая, звучащая, манящая. Хочется броситься в нее с разбега, любить, радоваться всему в мире, воздуху, воде, птицам, небу… Мы живем страстно, с удовольствием. Но без оборотной стороны этой страстности не обходится: ревность, борьба, деньги, интересы… Сколько лет было Андрею Живаго, когда он сдался, устал от затемненной стороны жизни, которая разрушила его, — от жен, алкоголя, финансовых неурядиц? Где-то около 40-ка лет, наверное. Сдался он потому, что ему было невыносимо больно: над ним шел «суд», у него горела душа, его чувства были в смятении. Его состояние в тот момент – отчаяние. Отчаяние от того, что ему свойственны пороки. Он запутался во всем и в денежных делах тоже. А когда он вспоминал про сына, то впадал в ужас от своей вины перед ним. Он бросился с поезда, протестуя этим против своей порочной жизни.
Мне кажется, что слова: «Поезд тронулся», после самоубийства отца Юрия Андреевича, обозначают начало нового отсчета времени для Юрия Живаго. Старший Живаго отдал свою жизнь, устав бороться с предназначенной ему судьбой. Лара пыталась сопротивляться, расквитаться со своей судьбой, выстрелив в Виктора Ипполитовича. А, вот, дочь Лары и Юрия Живаго, Таня, смогла выйти из заколдованного круга.
Юрий Андреевич Живаго не противился тому, что должно случиться, не сопротивлялся. Я думаю, что он так жил осознанно, потому что он знал и чувствовал жизнь лучше всех. Он был поэтом, он знал, что важнее самого важного в жизни – это человеческая душа и чувства.
А еще он был врачом, лечил людей, оперировал раненых во время войны с 1915 года по 1917 год.
Медицинские работники на фронте, обслуживающие воинов повара, бельевщики, дезинфицирующие и отмывающие дочиста, — заботятся, выхаживают, делают свое дело, — дело не большее, чем защита родины оружием, но дело, которое возвращает силы и здоровье воинам. Забота и любовь, как родителей к детям, успокаивают и подкрепляют морально.
Мне кажется, что врачи являются своего рода «маяками» для больных людей, ориентирами, как надо жить и мыслить.
Вот Юрий Андреевич, находясь в плену у партизан, лечит их. Из медикаментов только хинин, йод и спирт. Чем их лечить? А чем они больны? В первую очередь, у них воспаленное сознание. Они убивали своих братьев по крови, они грешны. Кубариха заговаривает болезни. Как это действует? Как-то действует, как плацебо, успокаивает. Внутренне человек получает освобождение, верит, что слово ворожеи могучее, оно «запечатывает» душевные раны. А Юрий Андреевич к таким фокусам, конечно, не прибегает. Раны промывает, перебинтовывает, на уровне физическом совершает действия, которые успокаивают и дают надежду. Он является для больных образцом ясного сознания и живой души, способной к добрым чувствам, а не к ненависти и страхам, как у большинства партизан.
Даже так, я считаю, что люди способные любить, радоваться живому, спасают всех остальных во времена войн и катастроф, когда все вокруг кипит в страстях, страданиях, мучениях душ и тел. Спасают своими душами, верностью, заботами.
Юрий Живаго — обычный человек. Город Юрятин – это город Юрия, Юрия Андреевича, назван так Б.Л. Пастернаком в честь Юрия. Кажется, что это не Пермь, а Свердловск. Свердловск, Ленинград, Киров были названы в честь революционных деятелей. Раньше, до 1917 года, города называли в честь святых, героев, царей. Б.Л. Пастернак дает городу имя своего героя, человека скромного, но достойного для этого. Свердловск, Екатеринбург – город, расположенный на краю Европы и на краю Азии, на краю культур. В таком городе мог жить своей личной жизнью человек: « Отдельная человеческая жизнь стала божьей повестью, наполнила своим содержанием пространство вселенной».
Там везде на перекрестках судьбы Юрия Андреевича расставлены указатели, реклама того времени «Сеялки. Молотилки». Я понимаю это как символ, как предупреждение. Когда приближались дурные времена, Христос предупреждал апостолов с любовью и большой горечью: « Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу…» 31 гл.22 Евангелие от Луки. Для народа же Иисус Христос говорил притчами. Он говорил: «… Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою.» 30 гл.13 Евангелие от Матфея. Иоанн Креститель проповедовал покаяние: «… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем;» « Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым.» 16 и17 гл.3 Евангелие от Луки. Бог, Иисус Христос, совершенен. Он не может приказать бросить грешника в ад. Прошло 2000 лет с тех пор, как Он говорил народу. И мы понимаем сейчас, что Бог милостив, а мы, люди, несовершенны все, и всех нас Он не бросит в печь огненную, никого не бросит, что ад мы устраиваем сами в своих сердцах, а иногда, когда мера переполняется, этот ад, суд, начинает проявляться повсюду, овеществляясь, выражается бедствиями, войнами. В стороне не остается никто. Досталось страданий и Юрию Андреевичу и Ларисе Федоровне. А ведь Лара была « самым чистым существом на свете». Невозможно отсидеться никому и нигде, ни в Варыкино, ни в Юрятине, потому что река Жизни течет, несет всех с собою Время. Страшно, наверное, увидеть такой указатель в своей судьбе «Сеялки. Молотилки».


Живаго – это Жизнь. Б.Л. Пастернак назвал так роман и главного героя Юрия именем Жизни – Живаго.
Его томление в плену у партизан, отсутствие свободы – это отсутствие любви в его жизни. Слова из песни про рябину и заюшку: «Ох, и вырвусь я из плена горького, вырвусь к ягодке моей, красавице!» и «Ты не дай красы своей злому ворону, злому ворону – злому ворогу!» символичны и одновременно точно описывают чувства. Вырваться из плена зла – освободиться – снова любить. Как в стихах: «Еще земля голым-гола, еще так рано в мире…» — мы еще не в любви, а в плену зла. Зла самого-то нет, а есть отсутствие любви.
Вначале я читала этот роман только чувствами, эмоциями. Теперь вижу, что Б.Л. Пастернак действительно закодировал очень многое и дает его нам как притчу.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы добавить комментарий.

Создание и продажа сайтов
Готовые сайты

Копирование материалов сайта запрещено © 2014
16+ «WebHand» – Интернет технологии   Яндекс.Метрика